Сказкоанализ " Красная шапочка". Aвтор Разида Ткач

ИЗ ДНЕВНИКА СКАЗКОАНАЛИТИКА

«Красная Шапочка» — старинная народная европейская сказка — уже ни одно столетие путешествует по миру и очаровывает слушателей простым и наивным сюжетом о маленькой девочке, отправившейся навестить бабушку и повстречавшей на дороге волка.
Эту сказку читают дети и перечитывают взрослые, ее любят мифологи, историки этноса и детально анализируют психологи. В чем же заключается живучесть и актуальность «Красной Шапочки»? И какие тайные смыслы она способна нам раскрыть?
Исследователь истории «Красной Шапочки», Татьяна Воронцова[1], пишет, что похожие сказки были популярны по всей Европе со Средних веков. Среди альпийских предгорий и в Тироле она известна примерно с XIV века. Первая литературная версия сказки была сделана Шарлем Перро в 1697 году. В его истории волк — обычный зверь (хотя изначально в устной традиции сказки волк был оборотнем, именно отсюда — его умение говорить человеческим голосом и удачные попытки замаскироваться под бабушку, отмечает Т. Воронцова). Заканчивалась история Ш. Перро тем, что волк набрасывался и проглатывал Красную Шапочку, чем преподавал жестокий урок всем ветреным барышням.
Затем, век спустя, в 1800 году, немецкий писатель- романтик Людвиг Тик написал стихотворную пьесу «Жизнь и смерть Красной Шапочки», в которой ввёл в сказочную историю охотника, спасающего девочку и бабушку из брюха волка.
А еще через 12 лет (в 1812 г.) братья Гримм представили свою версию «Красной Шапочки», наполненную обилием разного рода подробностей (бытовых, пикантных, жестоких). В их сказке, например:
* Красная Шапочка несла бабушке в переднике кусок пирога и бутылку вина, а мать строго напутствовала её:
«…в сторону с дороги не сворачивай, а то, чего доброго, упадёшь и бутылку разобьёшь, тогда бабушке ничего не достанется…».
* Волк, будучи в бабушкиной постели, предлагал девочке раздеться и лечь рядом с ним, а одежду бросить в огонь.
* После расправы над волком и успешно выученного урока (никогда не сворачивать одной с большой дороги без материнского позволения), Красная Шапочка встречала в лесу ещё одного волка. И эта встреча оказывалась для него роковой: внучка и бабушка без чьей-либо помощи утопили глупого злодея в корыте.
В переводе на русский язык наиболее известны версия П. Н. Полевого (полный перевод варианта братьев Гримм) и пересказ И. С. Тургенева, в котором убран и мотив нарушения запрета, некоторые подробности описаний и встреча со вторым волком.
Известно мнение, что сами братья Гриммы, кроме поучения молодым девушкам, наделяли сказку и иными смыслами. Будучи глубоко религиозными людьми, они видели в Красной Шапочке символом возрождения[2] — схождения в могилу и преображения. Представители мифологической школы, считавшие себе последователями Гриммов, олицетворяли Красную Шапочку с зарей, поглощаемой зимой или тьмой в образе волка[3].
А христианские исследователи развили эту тему в противоположную сторону и объявили Красную Шапочку олицетворением страстей человеческих: тщеславия, корысти и скрываемой похоти. В волке эти же страсти воплощены явно и определённо. Лишь освобождённая из волчьего брюха, как бы рождённая заново, девушка преображается.
Негативный мистический образ сказочной героини поддержали неоязычники. Для них Красная Шапочка — символ опасности; бабушка, живущая в дремучем лесу, — Баба Яга и Богиня Смерти; пироги и вино — традиционное жертвоприношение покойникам; соответственно, волк — герой-первопредок, пытавшийся освободить мир от смерти и павший жертвой в неравной борьбе.
В ХХ в. резко возрос интерес к сказке со стороны психоаналитиков и Красная Шапочка, по точному замечанию Т. Воронцовой, превратилась в бренд и диагноз. Сначала, в 30-е годы, сторонники Эриха Фромма, в частности, заявили, что Красная Шапочка — вполне созревшая девица, а её головной убор — символ физиологической зрелости; предупреждения матери не сворачивать с дороги и остерегаться разбить бутылку являются предостережениями против случайных связей и потери девственности.
В 60-е годы, эпоху сексуальной революции и расцвета феминизма, исследователи заговорили о том, что проглатывание — это изнасилование, спровоцированное самой девушкой (поскольку она носит яркую шляпку, заговаривает с незнакомцем, развлекается в лесу и пр.). В то же время волк оказывается трансвеститом и втайне завидует женской способности к беременности. Именно поэтому он проглатывает бабушку и внучку целиком, делая попытку поместить живых существ в свой живот. В конце волка убивают камни — символы стерильности, что является насмешкой над желанием поиграть в роженицу.
Идею совращения волка Красной Шапочкой поддерживал и Эрик Берн[4]. В те же 60-е годы он разобрал сказку, как пример «игр» и жизненных сценариев. Аналитик извлек архаическую подоплеку истории и представил соблазнителем не волка, а саму Красную Шапочку, воплощающую в жизнь один из подростковых сценариев. Автор писал: «Как видно, у этого сюжета мораль не в том, что маленьким девочкам нечего делать в лесу с волками, а в том, что волкам не нужно иметь дело с маленькими и наивными с виду девочками и быть подальше от их бабушек. Проще говоря: опасно волку гулять одному по лесу».
Как тут не вспомнить анекдот:

Идет Красная Шапочка по лесу и песенку поет.
Волк вылезает из-под куста и говорит:
– Красная Шапочка, а тебе не страшно тут одной?
Заблудишься еще, или нападет кто!
– А чего бояться? Дорогу знаю, секс люблю!!


Picture
Вариацию на тему сценарных игр, а именно сценарного треугольника «Жертва — Насильник — Спасатель» с ротацией ролей предложили современные сказкоаналитики Галина Бедненко и Татьяна Лапшина[5]. Авторы не только дали подробную характеристику каждого героя на разных этапах узнавания, но и раскрыли способы выхода из сценарной игры.
Как видим, каждый исследователь находит в сказке о Красной Шапочке особые смыслы. А сказка от этого не становится ни хуже, ни лучше. Она живет своей сказочной жизнью, оживая в иллюстрациях, экранизациях, фантазиях и на фольклорных праздниках. Например, в городе Швальм в Германии, где братья Гриммы и записали эту историю, существует очень интересная традиция: все незамужние девушки на праздники носят красные шапочки, а юноши — маски волков.
Читая эту сказку в детстве, разумеется, я и не подозревала о ее скрытых значениях. А сейчас есть желание заняться сказко- и самоанализом и разобраться, какое же влияние она оказала на мою жизнь, и есть ли в ней другие тайны, еще не раскрытые коллегами-психологами.

31.01.2011 г.
Я хорошо помню свои детские впечатления от первого прочтения «Красной Шапочки». Вероятно, это была версия братьев Гримм, поскольку сказка заканчивалась спасением девочки и бабушки и наказанием волка — его живот наполняли камнями, от чего он и умирал.
Сознательно я ликовала такому справедливому наказанию волка. Но только сейчас, будучи взрослой, я понимаю, что мое «бессознательное» проглотило и сказочное материнское послание: «…Выходи из дома… и ступай умненько, и в сторону от дороги не забегай…». Послание было подкреплено развитием сюжета — ослушание приводит к несчастьям, и закрепило мое убеждение, что всегда есть только одна дорога к достижению цели.
Сейчас я не могу сказать однозначно, какую роль сыграло данное убеждение в моей жизни. Временами оно создавало немалые трудности, особенно в общении с близкими и друзьями. Родители частенько указывали на «мою прямолинейность и категоричность», иногда восхищаясь, иногда осуждая ее.
К счастью, с годами, я стала гибче и мудрее, и поняла, что кроме моего мнения, есть и другие.
И в то же время это убеждение позволило мне много достичь, поскольку, определив цель, я тщательно выбирала маршрут и строго следовала проложенному пути, избегая соблазнов и заманчивых тропинок.
Серьезно занявшись разгадыванием влияния «Красной Шапочки» на мою жизнь, я обнаружила для себя еще одно интересное бессознательно «проглоченное» сказочное послание, о котором уже многократно писали известные психоаналитики:
Девочка в период полового созревания становится объектом сексуального интереса похотливых мужчин-волков. Однажды самостоятельно «отправившись в лес» (читай, во взрослую жизнь), ей нужно быть готовой к встрече с таким волком-соблазнителем и уметь ему противостоять, чтобы не быть проглоченной.
Похоже, что идея о «мужчинах-волках» была «съедена» моим бессознательным с еще большим аппетитом, и страх, оказаться в их лапах, уберег меня от насильственного сексуального опыта.
Мне было около 12 лет, когда я «надела свою красную шапочку» и превратилась из девочки в девушку. Я дружила с двумя девочками на год старше меня, а у них были отцы, те самые страшные похотливые волки. На мое счастье они действительно были страшными.
Один из них когда-то «отсидел» в тюрьме и был болен закрытой формой туберкулеза. Мама периодически напоминала мне, чтобы я реже заходила в их дом и как можно меньше с ним разговаривала. Моя дорогая мама и не догадывалась, что, оберегая меня от болезни, она спасала меня от волка-греховодника. Я помню, что пару раз ему таки удалось схватить меня и усадить к себе на колени. Он прижимал меня к себе с неистовой силой, чтобы в попытках освободиться я как можно сильнее ерзала по его бедрам. Оба раза со слезами на глазах и с помощью подруги мне удалось освободиться из его грязных лап довольно быстро. И впредь я держалась от него на значительном расстоянии.
Второй мужчина- волк, как правило, поджидал меня из-за угла. Стоило мне зайти во двор к подруге, как он всегда выскакивал из-за какой-то засады и пытался ухватить меня за ногу. Спасибо Небесам, что он был настолько безобразен лицом и телом ( у него было какое-то серьезное кожное заболевание ), что эта игра вызывала во мне только отвращение. И, вероятно, моя плохо замаскированная брезгливость постепенно охладила его похоть и уберегла мое тело.
С тех пор прошло более тридцати лет и мне вдруг захотелось крикнуть в их адрес: «Боже, какие же вы были сволочи!»
Хотя, возможно, лучше их поблагодарить за инициацию — посвящение в опыт, который научил меня быть бдительной и защищать себя от волков-соблазнителей.
Здесь к месту процитировать поэтическое послание девушкам, сделанное Шарлем Перро в конце сказки «Красная Шапочка» в далеком 1697 году:

Детишкам маленьким не без причин
(А уж особенно девицам, красавицам и баловницам),
В пути встречая всяческих мужчин,
Нельзя речей коварных слушать, --
Иначе волк их может скушать...

Справедливости ради стоит заметить, что у меня был отец, очень вспыльчивый и готовый в любой момент вступить в схватку с обидчиком его любимых дочерей. Вероятно, для тех волков-соблазнителей это обстоятельство служило неким отрезвляющим аргументом. Для них, но не для меня. Моей психике был важен мой, и только мой, опыт взаимодействия с сексуальными хищниками.

01.02.2011 г.
А у Красной Шапочки ни в сказке от Шарля Перро (1697 г.), ни в сказке от братьев Гримм (1812 г.), ни в большинстве других вариаций отца не было. И вместе с тем, сказка ярко иллюстрирует трансформацию архетипического образа отца у главной героини. Далее мне хотелось остановиться на этом факте подробнее.


Но прежде чем продолжить, напомню следующее:
* сказки бывают женские, мужские и смешанные (вид сказки определяется по главному герою);
* в рамках юнговского анализа каждый персонаж сказки является частью психики человека.
Если рассматривать сказку «Красная Шапочка» как женскую, то главная героиня — Красная Шапочка — это Эго, сознательная часть психики; мама — инициирующее женское начало; бабушка — женская Мудрость; волк и дровосек (охотник) — символы ее маскулинности или Анимуса (внутреннего мужчины, который есть в психике каждой женщины).
Здесь следует сделать еще два теоретических пояснения:
1) в психике каждой девочки (женщины) есть образ внутреннего отца. Этот образ является архетипическим и складывается из компонентов личного и коллективного бессознательного человека, культурного наследия, взаимодействия с реальными мужчинами и женщинами. (Последние также могут демонстрировать мужское поведение, например, мама в роли Учителя, бабушка в роли Судьи, соседка в роли Критика и т.п.);
2) отсутствие реального отца не исключает образа внутреннего отца в психическом мире девочки (женщины).
Вместе с тем, отсутствие отца в реальной жизни девочки затрудняет создание его внутреннего образа. Что, в свою очередь, может вызвать значительное напряжение при формировании адекватных взаимодействий с мужским миром и / или сформировать негативный отцовский комплекс.
Что же такое отцовский комплекс, и как он влияет на судьбу девочки (женщины)?
Опираясь на высказывания Юнга и его последователей можно определить отцовский комплекс как некий слепок чувственно-окрашенных, или тонированных, идей, связанных с переживанием образа отца. Этот образ может формироваться под воздействием как реального, так и вымышленного отца, и представляет собой как бы отдельную маленькую фигуру. Чем сильнее, и болезненнее переживаемый образ отца, тем глубже в бессознательное спрятан сам комплекс.
По мнению Юнга, комплексы являются совершенно нормальными явлениями в психике человека (а не патологическими как считал Фрейд), и они могут осознаваться и, по крайней мере, частично разрешаться.
В центре любого отцовского комплекса находится архетип отца, который имеет два полюса — позитивный и негативный. В основе положительных эмоциональных ассоциаций этого образа, как у мужчин, так и у женщин, лежит коллективный образ Создателя, Творца, Мудреца, Учителя, Героя, Защитника. Соответственно, Роль такого отца (и реального, и внутреннего образа) заключается в подготовке ребенка к выживанию во внешнем мире, в передаче ему знаний об устройстве и законах окружающего мира (в отличие от матери, обучающей ребенка взаимодействовать со своим внутренним миром).
Если в психике девочки (женщины) доминирует позитивный образ отца, то она, как правило, при внешней мягкости имеет сильный внутренний дух (внутренний стержень), проявляет интерес к духовным практикам и склонность к творчеству, способна защитить себя и свои интересы.
Негативный полюс архетипа отца формируется из коллективного образа Абсолютного Зла (Кощея Бессмертного), Захватчика, Судьи, Критика, Хищника. Если внутренний негативный образ отца подкрепляется еще и жизненной ситуацией, то девочка (женщина) стремиться выжить не в реальном мире, а в вымышленном отцовском мире. Стараясь избежать наказаний и осуждений, она либо учиться обманывать, увиливать и манипулировать, либо самоизолируется от контактов с людьми вообще и, особенно, от контактов с реальными мужчинами. Одержимость негативным отцовским комплексом выражается также через жестокость, безрассудство, болтливость, безапелляционные высказывания, негласные, но стойкие злобные идеи.
Мое предположение заключается в том, что сказка «Красная Шапочка» является отражением решения психологической проблемы,освобождение девочки (женщины) от негативного отцовского комплекса. Далее рассмотрим последовательность сказочного сюжета в контексте проблемы, освобождение девочки (женщины) от отцовского комплекса:
* Главная героиня отправляется к бабушке через лес. В сказках лес символизирует внутренний мир человека, метафорически это значит, что сознательное Эго девочки (женщины) отправляется в путешествие по внутреннему бессознательному миру, чтобы встретиться со своей внутренней Мудростью (в сказке — с бабушкой).
* Красная Шапочка встречает волка — бессознательный символ негативного полюса образа отца. Объяснение животного облика отца, на мой взгляд, довольно простое –самоизоляция от контактов с реальными мужчинами — с волками общаться можно, с мужчинами нет. (Кстати, безрассудство и чрезмерная болтливость Красной Шапочки также указывает на наличие отцовского комплекса).
* Волк проглатывает Красную Шапочку. Поглощение героини волком символизирует погружение в мужской мир, где к счастью, уже находилась женская Мудрость (ранее проглоченная бабушка) .
* Знакомство с мужским миром изнутри, да еще и с привлечением Мудрости становится началом нового отношения к этому самому мужскому миру. В сказке такую трансформацию сознания Красной Шапочки символизирует сцена ее освобождения из волчьего брюха дровосеком (охотником) — выход во внешний мир, защищенный мужской силой.
Образ отца, в лице дровосека (охотника), приобретает человеческий облик и наполняется позитивными переживаниями.
Таким образом, можно сделать три важных вывода:
1. Ресурс к исцелению от комплексов находится внутри самого человека.
2. Даже негативный отцовский комплекс может иметь положительные результаты, если девочка (женщина) способна установить хорошие отношения со своим внутренним мужчиной.
3. Познать мужской мир и установить адекватные с ним отношения можно, лишь соприкоснувшись с ним.

02.02.2011 г.

Мои размышления сегодня посвящены двум темам: «Как распознать, что девочка (женщина) одержима отцовским комплексом?» и «Как помочь такой девочке (женщине)?»
Итак, как узнать Красную Шапочку, одержимую негативным отцовским комплексом.
Для начала предложите клиентке ответить на несколько тестовых вопросов:
1. Вы часто осуждаете своего отца (или других мужчин?
2. Как минимум однажды отец (или другой мужчина) намеренно причинил вам физическую боль?
3. Вы подвергались изнасилованиям или попыткам изнасилований?
4. Вам сложно идти на контакт с мужчинами?
5. Вы считаете, что в вашем окружении нет хороших мужчин?
6. У вас бывают периоды сильного страха перед мужчинами?
7. Вы стараетесь избегать наказаний и осуждений?
8. Вы часто обманываете?
9. Вас часто посещают злобные идеи?
10. Болтливость является вашей отличительной чертой?
11. Вы способны проявить жестокость?
12. Вы способны к безрассудным поступкам?
13. Вы готовы на любые уступки из страха, что ваш «кто-то» (мужчина, родственник, собеседник и т.п.) разгневается. Даже если никогда не видели его во гневе и он не делал вам ничего плохого?
14. Вы когда- нибудь произносили фразу: «Он убьет меня, если...»?

Чем больше утвердительных ответов, тем выше вероятность комплекса.
Теперь, когда проведена первичная диагностика и при условии, что клиентка мотивирована на перемены в своей жизни, можно начинать психотерапию. Я бы предложила ее в следующей последовательности:
* Переписывание сказки с обязательным введением в сюжет отцовской фигуры. Причем, сказка может переписываться многократно, чтобы образ отца сумел эволюционировать от негативного в позитивный. (Как вариант, работа в технике направленного воображения);
* Проигрывание и изменение сказки в символической реальности (групповая инициация).


[1] Воронцова Т. Подлинная история Красной Шапочки» //
сайт http://lit.1september.ru/2002/44/4.htm
[2] Там же.
[3] Будур Н.В., Дунаева Е.В., Иванова Э.И. Сказочная энциклопедия. — М.: Олма-Пресс, 2005. — С. 220
[4] Берн Э. Люди, которые играют в игры. — Мн.: Современный литератор, 2002. — С. 37-42.
[5] Бедненко Г., Лапшина Т. Сказка о Красной Шапочке и Сером Волке. — http://mythodrama.indeep.ru/theory/red_hood/red_hood.hl
 

back

Записаться
на консультацию

Услуги

Индивидуальные консультации

Индивидуальное консультирование – это вы мне звоните, или пишите и мы с вами договариваемся о встрече в моем кабинете. Мы выбираем удобное для нас с вами время, договариваемся сообщить друг другу, что перезвоним, если что-то изменится у нас в расписании

Консультирование on-line

Это гениальная возможность нашего времени получить для себя курс психоанализа, психологическую помощь, необходимую терапию по скайпу. При включенной либо отключенной видеокамере.

Групповая терапия

Группанализ — форма консультирования, при которой специально созданная группа людей регулярно встречается под руководством психоаналитика для разрешения внутренних конфликтов, снятия напряжения, коррекции отклонений в поведении и иной психологической работы.

Супервизия

Для опытных и начинающих практикующих психологов.

Бизнес-коуч

В это предложение я вкладываю два способа взаимодействия с заказчиком.

Обучение психоанализу

Наверное, многих, вошедших к нам на сайт, интересует вполне закономерный вопрос? Что такое Группанализ?

Яндекс.Метрика
Яндекс.Метрика