Размышления об этнических особенностях...

Размышления об этнических особенностях группаналитического процесса, переноса и контрпереноса. В поисках пространства. Присоединение. Валентина Оконова.


«Отцы ели кислый виноград,а у детей на зубах оскомина».
М. Горький "Жизнь Клима Самгина"

 

Теоретическая работа по Группанализу — это определенный процесс и итог моей терапии, а также, супервизий, интервизий, лекций, семинаров, конференций, бесед за чашкой чая, приездов теперь, уже, наверное, в любимый город Санкт-Петербург, где появилось много друзей и знакомых.
Это мое обучение, это моя жизнь.
Цель работы — показать особенности групповой динамики в группе, объединенной языком, историей, культурой, и как общее этническое дирижера и группы сказывается на переносно-контрпереносных отношениях, которые дают пространство для идентификации и рефлексии.

С одной стороны, рассматривается параллельный процесс между группой и дирижером. С другой, единый процесс, в котором есть начало, становление и развитие. Работа актуальная, сложная, и интересная с точки зрения особенностей этноса, так как она охватывает историю, философию, антропологию,культуру и политику.

Социальное бессознательное включает в себя не осознанное, динамическое бессознательное, состоящее из«вытесненного», «отщепленного» и «недоосознанного». (Hopper,2003). Люди всегда находятся внутрисвоих базисных матриц, т.е. социо-культурологически-коммуникационных систем своего общества, и также внутри своих динамических матриц, т.е. социо-культурологически– коммуникационных систем своих семей, малых групп, организаций. Матрицы являются трансгенерационными по своему происхождению и развитию. Люди в любой социальной системе являются и одинаковыми, и разными, частью из-за того, что у них разные гены, но также из-за того, что у них разные позиции в матрице основания своего общества.(Hopper,2006). Чтобы понять наши отношения с нашими отцами и матерями, и наши фантазии об этих процессах, мы должны понять различные факторы, которые «принуждали» наших родителей. Одна из причин принудительных действий заключается в том, что нарциссические нарушения появляются после осознания того, что мы не полностью контролируем себя, и что на нас принудительно действует мир общества наряду с телом и душой.

Другая причина состоит в том, что эти сопротивления возникают из тревоги, связанной с очень ранними переживаниями.(Hopper,2006). Применительно к моему исследованию относительно этнических групп, меня интересует, что сейчас происходит в группе,что происходило в общем историческом прошлом, касающееся поколения родителей и наши фантазии об этих процессах. И, работая с группами, мы не можем отделить терапию от политики в обществе, от его системы ценностей.

Аналитик может быть получателем переноса, потому что его пациент может нести в себе элементы своего внутреннего мира от лица своего родителя или даже прародителя, а таким образом,и от лица каких-то более древних предков. (V.Volkan, 2003)

Cоциальность и социальное бессознательное проявляются в переносе и должны интерпретироваться с позиций утверждения З. Фрейда, что суперэго личности подвержено влиянию суперэго его родителей.(Bernfeld (1929), Homey (1937), Fromm (1930)).

Бион (Bion,1970), обсуждает принуждения Правящей идеологии на психоаналитическое мышление по отношению к процессам контрпереноса. Racker (1968) ссылался на принуждения профессиональной принадлежности и учреждения, где работает аналитик в отношении его «непрямого контпереноса» и Lacan, который обсуждал эту тему на протяжении всей своей долгой деятельности. (Hopper2006)

З.Фоукс (Foulks, 1964) настаивал на том, чтобы работа с этими факторами и силами должна быть главной чертой клинической работы. Это подчеркивали и Д.Винникотт и Фэйберн, внесшие вклад в развитие психоанализа отношений.

В истории России произошло немало событий — революций, войн, вооруженных конфликтов, террактов, которые, так или иначе, повлияли на развитие человека, общества. В перечень трагедий вошла и депортация ряда малых народов бывшего Советского Союза. В применении к целым народам этот принцип означал, в конечном счете, геноцид.

Калмыцкий народ обвинялся в том, что он, в период оккупации, изменил матери-Родине. Таким образом, калмыков обвинили в измене по их национальному признаку. «Основную часть определили как бесправный контингент спецпереселенцев, депортировали в различные регионы Сибири.Часть была выселена в Казахстан. Всего было депортировано 93139 человек, в основном женщин, стариков и детей.» Мужская часть продолжала воевать с врагом,оставаясь, «изменниками», не зная, где находятся их депортированные семьи. «Измена» здесь не помешала.

«Раздетых и голодных стариков и старух, детей и женщин, подростков и инвалидов войны погрузили в американские «студбеккеры»,затолкали в скотские вагоны по 50-60человек. Операция «Улусы» была проведена быстро и жестоко. Калмыцкий народ в одночасье потерял свободу, автономию, стал изгоем и был обречен на вымирание».(А.Балакаев).

По статистическим данным, только за первые шесть летдепортации из 91919 зарегистрированных калмыков-спецпереселенцев умерло 16017.

«Одного за другим их всех– детей и подростков, девушек, женщин и мужчин в расцвете лет, стариков –попереносили на голые сибирские кладбища, позакапывали в землю, так и не признавшую их за своих сынов. …Вскоре узналось, что и по другим деревням перемерли все степняки". (О.Волков). Без Родины.

Помогли выжить великодушие сибиряков, в свое время также испытавшие сполна тяготы обживания. Они, как могли, поддерживали и добрым словом, и последним куском, идя на это сознательно, несмотря на то, что накануне прибытия намеренно распускались слухи о том, что едут враги и непростые, а людоеды».(Т.Бембеев).

З.Фрейд(1920) утверждал,
что уничтожение — самая фундаментальная тревога человека. «…бессознательно каждый из нас убежден в своем бессмертии», — т.е. убежден, что личная смерть, в сущности невозможна, пока не встретится с ней лицом к лицу, что смерть другого, даже если это тот, кого мы любим, содержит в себе зерно торжества выжившего, так как «в каждом любимом человеке есть и что-то чуждое», и поэтому он — соперник. Амбивалентность, которая«управляет нашими эмоциональными отношениями с теми, кого мы больше всего любим», означает, что даже наши любимые могут возбуждать в нас какие-то враждебные чувства, и бессознательно мы чувствуем удовлетворение, что мы все еще живы, а наш соперник — уже нет. (K.Garland,1991).

Важной и трудной задачей является оплакивание утраты, которое отягощается виной, особенно когда отношения были непростыми.Многие выжившие вместо того, чтобы повернуться лицом к вине за свое выживание и к ярости на тех, кто их бросил, умерев, бессознательно выбирают путь наименьшего сопротивления. Вместо того, чтобы оплакивать мертвого или утрату своей прежней неповрежденной идентичности, они впадают в патологическую замену оплакивания — в меланхолию.(Freud,1915).

Задача оплакивания и своей самости до травмы, и другого утраченного объекта, кажется непоправимой. Некоторые выжившие отворачиваются от этой задачи, и вместо этого принимают идентификации с мертвым объектом.

Когда определенные события достигают своего травмирующего воздействия на сознание, личность начинает принимать во внимание эти изменившиеся внутренние условия и приспосабливаться к ним. Фрейд назвал этот процесс «сращиванием» З.Фрейд(1920). Это действие защиты, которое ограничивает свободно текущее«возбуждение» и в этом его особое значение для понимания долгосрочного воздействия травмы. (K.Garland,1991).

Применительно к этнической ситуации я вижу, что люди, пережившие депортацию, заключавшуюся в изгнании, в отчуждении, в брошенности,в течение 13 лет были свидетелями смерти родных, близких, знакомых. И они выжили,выжили благодаря своим психическим защитам. Оказавшись на новой, пока еще «чужой» территории, люди стали объединяться в большие группы по национальному признаку, усиливая его внутриэтническими,и межнациональными браками. Браки укрепили этнос и усилили ассимиляцию на«чужой» территории. Т.о, благодаря объединению в группы и укреплению группы, народ сохранил свой генофонд. Это физическое выживание дорогого стоило. Остро переживаемые чувства вины, обиды, стыда, страха наказания, унижения и агрессии стали подавленными, латентными. Внутренняя реальность проявляется внешним содержанием.

В результате на сегодняшний день мы имеем в этносе большой процент частых суицидов от 16 до 45 лет (по статистике1-ое место в регионе), алкоголизацию, психосоматические и личностные расстройства.С другой стороны существует тенденция в чрезмерном принуждении детей в получении исключительного образования за пределами республики, возлагая при этом на их плечи большую ответственность. При этом родительское поведение становится обсессивным в контроле этого процесса, что проявляется в усталости и агрессии. В этом есть связь между одними и другими — нет сепарации, сохраняется патологическая преданность факту травмы поколений. Т.о. травма в виде перенесенной депортации впечаталась в этническое групповое бессознательное в виде патологической преданности перенесенной общей травмы и мешает естественному процессу сепарации и индивидуации.

Наблюдая это в своей работе, я прихожу к тому, что этнос предпочитает групповую терапию индивидуальной: группа дает возможность выжить отдельному участнику; актуализирует защитные механизмы расщепления, избегания; сам факт объединения в группы становится «полигоном» для отыгрывания травмы депортации. Факт появления группы актуализирует «воспоминание» о травме — депортации и опыт травматического выживания в этнической группе.

В связи с этим я предлагаю виньетку (2-ое поколение).

Предварительная информация.

Группа женщин из 7ми человек, все калмыцкой национальности, проходит терапию около 2,5 лет. С самого начала работы группы постоянно присутствуют механизмы защиты. Из сессии в сессию звучат темы вины, обиды.После двухлетней работы уходит участница И. (не высказав своей агрессии). Затем в больницу с грудным ребенком попадает другая участница Аn.(на длительное время). Группа оплакивает потери в течение нескольких сессий. Затем Терапевт представляет
предварительно на группе новую участницу М. и вводит ее. Через 5месяцев после двухлетней работы уходит другая участница Аn.

Накануне ухода Аr. участница Б. приносит сон для группы:

солдаты с крыши противоположного здания подтаскивают к окну архива, где находятся исторические ценности, железный «рукав», начиненный снарядами. Их цель — разрушить этот архив. Разрушение неизбежно, думает Б.

Групповая сессия. (2-я после ухода Ar)

Группа собралась за 20 — 25 мин до сессии. Первой пришла Б. Она была очень обеспокоена его состоянием и онкологическим заболеванием в терминальной стадии. Отцу (75 лет). За 2 минуты до начала сессии вошла последняя участница С.Всю неделю участницы чувствовали себя плохо.
Б. проплакала… Д. пришлось пить антидепрессанты, М. срывалась на 5-летнем ребенке, и это ее беспокоило. К. нуждалась в физической близости с мужем. Одиноко чувствовали себя все. Очень сильный резонанс вызвал рассказ С., который она привнесла в группу. В день, когда она готовилась к поминкам мужа, она узнала о смерти маленькой девочки (3,5 года) ее знакомой, о смерти юноши, погибшего от рук «скинхедов». Мать обвиняла ее в том, что она «плохая»дочь, т.к. не вспоминает родителей, не помогает. Кроме того, свекровь обвиняла ее в том, что, возможно, она забыла о своем муже, ее сыне. С.была переполнена чувствами вины, потери,одиночества…Повисло молчание…

T.Похоже, в группе что-то происходит?
С. У меня, как и у Д. — страх потери. Это все из-за ухода Ar. Она оставалась без внимания. В том,что Ar. ушла,виновата ты (обращаясь ко мне).
Б. (плачет…).Чувствует вину перед отцом, бабушкой. Не сделала для них что-то в своей жизни…например,забрать их из поселка домой, в город…Не хотела говорить, но во сне она покидает группу…
просто так. (Обращаясь к T).Ты не удержала Ar. Если я уйду, ты, видимо, тоже удерживать не будешь…
Т: В группе очень много вины… Вина перед родителями, вина перед детьми…(наблюдаю с самого начала ведения группы).
Д: Все очень просто — нас же обвинили и выслали…Мы не раз говорили об этом…

Группа отреагировала на это замечание оживленно… В группе говорили за что выслали, кто выслал: русские — нет, Сталин и Берия — грузины, о том, что испытывали при этом их родители, о необходимости реабилитации не материальной, моральной. Говорили о страхе наказания, о вине и обиде.

М: Это нам родители вдалбливали с детства. Мать всегда внушала мне, теперь я понимаю,из-за страха, что надо работать во власти, чтобы знать негативную информацию заранее. Ведь кто знал о депортации, успели как-то подготовиться, а то и вовсе уехать...
Д: Да, у кого хоть какое-то было образование там, в Сибири, работал то учетчиком, то бухгалтером низшего звена. У остальных был каторжный труд. Вот поэтому мы и хотим своим детям дать образование. (Сын хорошо учится, Д. контролирует его учебу, сын на это обижается).
С. сказала,что часто и особенно сейчас чувствует себя как бы ребенком Д.и Б., Ее возмущает их нападение и требование быть такой, какой они хотят ее видеть. Она высказала свое предположение, что они также ведут себя и по отношению к своим детям.
С: (обращаясь к Д. и Б., горячо говорит). Детей надо любить, давать им внимание, а не требовать. Им нужны ваши чувства, а не требование знаний! Это палка о двух концах! (У ушедшей Аr. были такие же требования к дочери, как и у Д. к сыну. При этом, сама С. требовательна к дочери 3,5 лет).

Группа стала говорить о том, что русским все равно какое у ребенка образование. Их дети могут работать строителем, водителем, плотником…А мы…

Д: Я раньше думала, что у меня нет зависти…А сейчас говорю — еще какая, например, по отношению к русским. Их много…и муж у них (подбирает слова). « Кормилец!?»,помогает М. Д. соглашается, и продолжает: « А у нас с исторических времен –матриархат, так муж больше лежит, а то и пьет. И везде женщина одна.»
М: Я смотрю…мы зациклены на «плохом»…
К: Вот и я все время здесь говорю о позитиве, а группа мне — инфантильная, избегаю проблем, привлекаю внимание. (в глазах появились слезы).
М: Я тоже о позитиве говорила, например, что русские по жизни мне всегда помогали, не родители, а русские… А мне группа — «Ты — не патриотка!».

В группе начинают смеяться…На самом деле, группа вначале«плачет», проигрывает травму, показывая страх брошенности, беззащитности. Они беззащитны перед бросанием: родители, уходящие участники, время от времени уезжающий на учебу терапевт. В конце сессии группа через зависть и соперничество показывает свою агрессию латентно терапевту, большинству, власти. Группа подошла к тому, чтобы исследовать свою вину. С виной они готовы столкнуться, а с агрессией пока еще нет. Они ее выражают через отношение к детям.Вина за свою «плохость», вина за «испытываемую»агрессию. «Хорошие» погибли, «плохие» –выжили.

В контрпереносе я сама чувствовала вину, не понимая, что вообще происходит. Может потому, что вначале я больше внимания придавала содержанию в группе, но не форме. Была больше участницей группы, чем ее дирижером. Лишь потом, спустя некоторое время, я осознала, что группа в переносе хочет,чтобы я чувствовала вину за «плохость»их родителей, при этом они сами чувствовали вину за то, что принуждают меня чувствовать эту вину.

Раньше в группе участницы обращались друг к другу через меня. На мой вопрос, почему они так строят отношения, группа отвечала, что боятся обидеть друг друга, а если обидят, то будут чувствовать вину. Агрессия в группе проявлялась в большейстепени латентно (через сны, опоздания, отсутствия, молчания, смешки, повышение АД и др. психосоматические проявления). Возможно, отчасти из-за того, что вкультуре народа присутствует уважение к старшим, почитание матери. (О.Мукаева,2003). Не испытывая агрессию, трудно перейти к депрессивной позиции.(M.Klein,1997)

На следующей сессии агрессия зазвучала в отношении родителей, друг друга, терапевта. Казалось, они были переполнены ею. На сессии меня шокировало то, что люди ожидают новой«депортации». Возможно, это касается вопросов глобализации в политике, культуре и экономике. В отношении культурной глобализации многие это расценивают как утрату национальных культурных ценностей и борются за возрождение национальной культуры. В России происходит укрупнение регионов. Предполагается, якобы, Калмыкию присоединить к одной из соседних областей. Тревога толкает родителей дать образование в лучших вузах страны, которое расширит пространство детей, и возможно, даст им возможность выжить, но с другой стороны, «престижное» образование — это большая ответственность, с которой дети могут не справляться.

F.Dalal,(2001) проводит ряд дихотомий между внешним и реальным. Внешнее — депортация, внутреннее — разрыв отношений с матерью — родиной. Внешнее привносится в терапию как повод, как мишень для проекций. Для них расизм еще не проявился, не обозначился. Они привыкли к тому, в чем выросли, это их кожа. Есть какое-то их недовольство как тесной одеждой, но не могут точно сказать, что их давит.

Цель 2-ой виньетки –показать дистанцию между тремя поколениями. Если второе поколение проявляет аффект, то третье выражает агрессию. Жертва превращается в агрессора. У молодых дистанция от депортации больше,чем в первой. В группе, в основном, студенты университета. 2 участника — В. (девочка, 16 лет) и Б. (мальчик, 15лет) — школьники выпускных классов. Они не по годам взрослые и ответственные. Эти качества дают им возможность участвовать в группе.

Сессия группы студентов университета накануне международного женского праздника 8 марта.

Участницы В.нет.
Б: У меня есть некоторая теория о нигерах… (оставляю без изменений, звучит как идентификация с агрессором).
Т: Да, какая?
Б: На самом верхнем уровне — Барак Обама, Майкл Джексон, потом уровни все ниже и ниже(показывает ладонью). Тем, кто на нижнем уровне приходится очень сильно стараться, чтобы быть значимыми в этой жизни.
Т: Например?
Б: Например,идут качаться в тренажерный зал.
Б2: Я с тобой не согласен. Получается, чтобы быть значимым, необходимо мускулы качать?
Б: В некотором смысле — да. В моей теории есть подпункты. В поселке, где я жил, в одной семье- разные дети. Один ботаник, другой –качок. Третий — толстый, четвертый — ленивый. Интересно на них посмотреть сейчас.
Т: Как ваша теория применительно к нашей группе, к стране, если Вы уж начали с афроамериканцев?
Б: Белой расы много, мы в меньшинстве. Трудно не обращать на это внимание. Кто обладает властью, тот расист, например, Гитлер, Наполеон. 2: Почему в людях есть национализм? Ведь мы — люди.
Т: У всех общий предок, и мы друг другу, в каком-то смысле, родственники.
Н: (как если это уже было на поверхности, как осознание). Да! Это так сильно влияет на меня…(брызнули слезы). Я ни калмычка,ни русская. Иду к одним, те отвергают, иду к другим, то же самое. Я не знаю,что мне делать? Во мне 4 крови. Мать — наполовину русская, наполовину украинка, отец-наполовину калмык, наполовину мариец.

К: (нежно,убежденно) Недавно по TV показывали, как клубни голландских тюльпанов высадили на российских минеральных удобрениях. Красивые. В степи у нас дикие тюльпаны. Чем хуже? Красота неописуемая!
Н: (улыбнулась).Уже лучше.
К. продолжила:Ну, вот у меня родители- калмыки, но ощущаю я себя по-другому. Если я читаю«Джангр» (калмыцкий эпос), я воспринимаю не калмыцкого воина, а русского богатыря, не калмыцкие, а русские мотивы. У меня дядя- калмык, все женщины ему не нравятся, а вот осетинки нравятся! Говорит, самые красивые женщины!
Б: У меня еще одна теория.
Т: ???
Б: О суициде. Например, в Голландии многое что разрешается.
Н: По-моему, какие-то виды наркотиков.
К:Проституция. Гомосексуалисты. Нетрадиционная ориентация.

Б2: (улыбаясь). У нас тоже многое разрешается.
Б: У нас в стране многое не разрешено. Нет свободы.
Т: Может быть, остальные тоже так думают?
К: По-моему,ты говоришь о себе. В чем у тебя нет свободы?
Б: В голове есть ненужная информация, которую желательно периодически удалять. Когда скапливается очень много информации, лучше сменить полностью программу и перезагрузить новую.
Т: Как это связано с вами?
Б: (помолчав).Хорошо, что отец помог стать мне мужчиной. Когда родители разошлись, мама хотела отдать меня на танцы. Отец настоялна боксе. Многое пришлось испытать, чтоб стать сильным и физически и морально.

Участники сопереживая, спрашивали, сколько было ему лет, когда разошлись родители? Видится ли он с отцом и как часто?

Б2: Я вот тоже уехал с матерью в город. Отец остался в селе. Редко вижусь, редко езжу…(замолчал). Не могу говорить, ничего не идет в голову. Мысли путаются.
Б: (обращаясь ко мне). Я как-то плохо себя чувствую из-за того, что начал говорить о своих теориях накануне такого праздника.
Т: Что вы чувствуете, Б?
Б: (помолчав).Вину…

В студенческой группе — участники разных национальностей. Понимая проблему расизма через собственное осознание благодаря моей терапии, моему обучению, я могу уменьшить их способность идентифицироваться с агрессором по отношению к себе, в первую очередь, и по отношению к другим. Это«…ложное противостояние, основанное скорее на проекции, чем на истинном различии…» (D.Brown, 1988). Моя интерпретация на сессии, что «мы, в общем, друг другу родственники» (F.Dalal), облегчило, сняло напряжение, которое было бессознательным, возможно, долгие годы. На следующую сессию пришел вовремя только тот юноша, который говорил о своих теориях, остальные опаздывали, некоторые прилично. Участники говорили об агрессии к своим родителям, к группе, к дирижеру, после которой кому-то захотелось к маме, кому-то, наоборот, ее «отодвинуть».

На следующей сессии, у девушки, которая говорила о том, что у нее кровь 4-х национальностей сказала, что у нее произошло «грандиозное осознание».
"Признаюсь честно, -продолжила Н, — я плохо относилась к парням — калмыкам, лучше относилась к русским."

Через сессию проявилась агрессия по отношению друг к другу, к терапевту. В их фантазиях кусочки моего разорванного ими шарфа с нитями в замедленном движении опускались на пол, «вырывались» цветы, «ломались» горшочки на подоконниках за моими плечами.

Заключение.
Я объединена с группой общей этнической историей и общей культурой, которая привносится в группаналитический процесс, где образуется взаимодействие между переносом и контрпереносом, в результате которого происходят изменения для процесса сепарации. В переносе я не только «плохая мать», но и ответственный с чувством вины «ребенок», «муж», который плохо помогает, другой этнос, другая национальность, к которым они испытывают определенные чувства. Я в ответе за эти переносы, за те мишени, которых нет. Пространство стало расширяться, когда в группе стало возможным освобождаться от интенсивности чувств, связанных с исторической травмой, с культурой. Эту травму нужно было признать. Когда признали, поняли, что они могут жить, а не выживать. Появилась уверенность, защита. Все испытали облегчение, что позволило им двинуться дальше. Люди становятся более свободными друг от друга. Группа и терапевт общаются
на общем этническом языке, что усиливает естественную связь матери и ребенка. На первом этапе это очень важно.

У меня рождаются контрпереносные чувства. Я привношу свою ситуацию. Для меня,возможно, задача выжить — это состояться как терапевту. Мой опыт ведения групп показывает, что труднее работать с одной лишь этнической группой, когда нет в ней представителей других меньшинств или национальностей, т.е. нет дополнительного зеркала, непохожего, в котором отражались бы все противоречия. Этим зеркалом являлась я. Поскольку терапевт из одной культуры, группе тяжелее
выразить агрессию, т.к. в традиции народа сохраняется почитание матери. Выражение агрессии проявляется трудно, через длительное время.

Я — человек 2-х культур(групп), малой этнической и большой национальной. Заканчивая свою работу над теорией, у меня произошло осознание, что я родилась и присоединилась… к миру, к пространству, которое объединяет фантазии и реальность. Мое понимание в контрпереносе помогает моим пациентам углубиться, чтобы присоединиться…

 

Контакт с автором статьи Валентиной Оконовой okonv@mail.ru г. Элиста.
 

back

Записаться
на консультацию

Услуги

Индивидуальные консультации

Индивидуальное консультирование – это вы мне звоните, или пишите и мы с вами договариваемся о встрече в моем кабинете. Мы выбираем удобное для нас с вами время, договариваемся сообщить друг другу, что перезвоним, если что-то изменится у нас в расписании

Консультирование on-line

Это гениальная возможность нашего времени получить для себя курс психоанализа, психологическую помощь, необходимую терапию по скайпу. При включенной либо отключенной видеокамере.

Групповая терапия

Группанализ — форма консультирования, при которой специально созданная группа людей регулярно встречается под руководством психоаналитика для разрешения внутренних конфликтов, снятия напряжения, коррекции отклонений в поведении и иной психологической работы.

Супервизия

Для опытных и начинающих практикующих психологов.

Бизнес-коуч

В это предложение я вкладываю два способа взаимодействия с заказчиком.

Обучение психоанализу

Наверное, многих, вошедших к нам на сайт, интересует вполне закономерный вопрос? Что такое Группанализ?

Яндекс.Метрика
Яндекс.Метрика